Радуйся, скотина...



 Ещё один совершенно бестолковый день подходил к своему завершению. Я положила только что заработанную купюру на подоконник к другим таким же купюрам и выглянула в окно. Разумеется, на улице уже стемнело, и телевизионная башня зажгла свои такие дорогие, претенциозные, но такие дешёвые и глупые на вид огоньки. Надо отметить, прошлая её подсветка – спокойная и ненавязчивая – мне нравилась куда больше. Теперь же у меня есть навязчивое чувство, что администрация города диктует мне свою волю: «Радуйся! Радуйся, скотина!»
  Проверив обстановку на сетевых просторах, я не без досады обнаружила, что они стали слишком просторными: наконец мне перестали писать те, кому я давно перестала отвечать. Наконец меня разлюбили те, кого я сама никогда не любила. Облетела мишура, разноцветные фантики, глянцевые сердечки и бесконечные чмаффки-лаффки, осталась одна голая, наглая и ничем не прикрытая пустота. Вроде бы я с ней давно знакома и совсем не боюсь её, но… чёрт побери… никто не пишет. Совсем никто. Я же не могу позволить себе сделать первый шаг! Может, всё-таки повесить голую задницу на аватар… хм…
  С мыслями о голой заднице я отправилась в спальню, улеглась на живот поперёк своей большой кровати и, подперев руками подбородок, уставилась в экран телевизора. Голая пустота => голая задница. План моего дня уже давно совпадает c программой телепередач – c перерывами на проверку почты, студенческих контрольных, частные уроки, поездки за границу, общение c родителями и редкие встречи cо взрослыми состоявшимися мужчинами. Когда-то светлая мысль посетила мой тёмный ум – что надо уделять внимание лишь тем, кто достиг большего, чем ты сам во всех отношениях – во имя собственного развития. Благодаря данной (непроверенной) позиции c каждым годом меня окружает всё меньше и меньше людей.
  Комедия на ТнТ – в девять часов, программа Такси, Камеди Клаб, Даёшь молодёжь и Шесть кадров по стс, господин Ургант и его Цикало по Первому каналу, ещё какой-то еврей кривляется по России… У меня есть навязчивое чувство, что администрация всей страны диктует мне свою волю и кагбэ говорит: «Радуйся! Радуйся, скотина!». Как же прикажете радоваться, коль отменили дневной эфир Дома-2, а вечерний перенесли на одиннадцать, то время, когда добропорядочные граждане уже не радоваться должны, а безмятежно спать и надувать пузыри в своих кроватках, не задумываясь о том, в какую зловонную клоаку со сверхзвуковой скоростью несётся тем временем их лихая и придурковатая Родина.

Кто вы, плюющие ядом
В обитель святую земли,
Кто вы, идущие стадом,
Сжигать все её алтари?

Кто вы, нашедшие Бога
В красивых речах сатаны,
Почему вас сегодня так много?
И что отмечаете вы?

Пьёте шампанское c кровью
За несчастных своих матерей?
Просто шампанское c кровью
За своих нерождённых детей…

Пьём мы шампанское c кровью
За стоявших на нашем пути!
Просто шампанское c кровью,
Если хочешь, тебя угостим!

Кто вы, убившие чувства
В своей православной груди?
Кто вы? Рабы от искусства?
Вы битники новой волны?

Кто вы? Бесполая раса
Воинственных недолюдей?
Ультрамодная чёрная клякса
На морде сегодняшних дней.

 А ведь вечные законы равновесия никто не отменял. На всякое действие найдётся своё противодействие. Всякий надутый пузырь однажды лопается, и… ох, много… много крови будет, если лопнет кошмарный пузырь под названием Российская Федерация. Умники суетятся, поджав хвост, скупают недвижимость в Европе чуть ли не по демпинговым ценам, чтоб их толстомордые рыхлые отпрыски успели нырнуть в свои джакузи, когда случится катастрофа. Пофигисты, патриоты и идиоты продолжают вдумчиво жевать жвачку на родимых полях, давать молоко и рефлексировать на корявые горизонты. «Всё равно зарежут – ну и плевать», «всё равно зарежут – так хоть не на чужбине», «всё равно зарежут… Авось и не зарежут» - мнение идиота. «Сам всех зарежу» – мнение полного идиота. Посмотри на свои копыта.
  Я посмотрела на свои копыта и подумала, что я всё же патриот. На экране медленно и мучительно умирал от тифа Женя Базаров. Я вот по статусу претендую на гордое звание интеллектуальной элиты города Санкт-Петербурга, но идентифицировала великого нигилиста лишь в тот момент, когда он начал рассуждать о бессмысленности института брака. Если бы я была идиотом, я бы узнала его лишь тогда, когда он заразился тифом, порезав палец при вскрытии. Если бы я была полным идиотом, я бы узнала его по титрам в конце фильма. Если бы я была умником, я бы вообще не лежала бы так, подперев руками голову, перед телевизором, а скупала бы недвижимость за границей по демпинговым ценам. Я патриот… Что вы, что вы…
Посмотрите на мои копыта.
  Я перевернулась на спину и уставилась в потолок, на котором меланхолично покачивалась ниточка пыли. Из моих глаз брызнули благословенные слёзы. Так мне открылась самая великая истина… c шипением и всхлипом выжгла в моей полумёртвой душе своё клеймо, расплавила плоть и кости, добралась до практически бесчувственного сердца и отупевшего мозга. Сделала-таки больно!

Ни ночь, ни холод, ни метели,
Не тянет голодом живот,
Злой вестник не стоит у двери,
И нет камней в твой огород…

Зачем же плачешь так c надрывом?
Зачем клянёшь весь белый свет?
Не уж то в горе ты счастливей…
Скажи ещё, что ты поэт.

Зачем так страстно порицая
Уродство душ и смертный грех,
Ты сам себя на дно пускаешь
И даже там пугаешь всех?

Зачем в союзе c грязной шлюхой
Находишь праздник чистоты?
Не признаешь обманом слуха
Её слова, что гений ты?

Зачем ты судишь своих братьев,
Велишь пороть чужих детей,
Но так бываешь толерантен
К убийцам злейшим на земле?

Зачем плетёшь людские судьбы
В шипящий змеями клубок?
Твои законы безрассудны!
Ещё скажи, что ты сам Бог…

Зачем убил своих любимых,
Зачем любви себя лишил?
Чтоб пуще враг боялся силы,
Друзей своих казнить решил.

Чтоб быть бессмертным, рано умер,
Оставив в мраморе навек
Свои три званья – по заслугам:
Поэт и гений – спору нет –
И даже Бог, но вот так штука:
Труднее зваться «человек».

 Учёный труд спасает разум… Не даёт старику впасть в маразм, сохраняет едва уловимый баланс рационального и иррационального в голове мыслящего, ищущего и чувствующего человека, связывает творца c землёй, не давая ему оторваться совсем и… посмертно.
Физический труд спасает тело… Не даёт таким как я слиться c диваном в единую диванно-патриотическую субстанцию… (эгегей! Славное племя диванных патриотов! Давайте откупорим бутылочку вина, поедим орешки и почешем языками, как бы всё было бы, если бы не было, так как есть. Или вы не хрустите Бородинскими?)
 Но невозможны великие дела, невозможны грандиозные свершения без великой души. Вот так оно и получается: амбиций-то предостаточно, мыслим себя на страницах книг по истории и искусству 21го столетия, и сил будто бы хватает, и таланта… А всё одно выходит: не сотворишь Венеру Милосскую копытами-то…
 Любовь душу спасает. Трудиться – трудимся, а любить мы c вами, господа парнокопытные, разучились давно.
Какие-то мелочные все стали, циничные, такие смелые и такие запуганные в то же время… Слово «честь» и вовсе осталось лишь на страницах литературы 19го века. Ну ничего… исправимся. А коли не исправимся, то нас исправят… отрежут там, где надо, и там, где надо, пришпандолят на гвоздик. Как-нибудь.
  Слёзы – отличный способ совладать c бессонницей… Веки опухают и становятся такими тяжёлыми. Спишь себе, как обиженное на мамку дитятя, пузыри пускаешь, копытцем мордашку во сне теребишь… И пусть несётся она, окаянная, в зловонную клоаку… лихая, придурковатая…
Радуйся! Радуйся, скотина! ))